Костер горит как – Костер и его характеристики: огонь, температура, простота разведения

температура горения дерева, сырое и непригодное

Мир Туриста

Toggle navigation
  • Статьи
    • Экскурсионный туризм
      • Страны
      • Города
      • Достопримечательности
      • Маршруты путешествий
      • Путешествия по России
    • Выживание в дикой природе
      • Медицинская помощь
      • Огонь, тепло
      • Ориентирование
      • Правила выживания в дикой природе
      • Укрытие
    • Спортивный туризм
      • Автотуризм
      • Велосипедный туризм
      • Водный туризм
      • Горный туризм
      • Конный туризм
      • Лыжный туризм
      • Мототуризм
      • Пешеходный туризм
      • Спелеотуризм
    • Экстремальный туризм
      • Автостоп
      • Альпинизм
      • Дайвинг
      • Джиппинг
      • Диггерство
      • Каякинг
      • Легкоходство
      • Рафтинг
  • Экскурсии
    • Экскурсии в Абхазии
    • Экскурсии во Вьетнаме
    • Экскурсии в Грузии
    • Экскурсии в Израиле
    • Экскурсии на Кипре
    • Экскурсии в Крыму
    • Экскурсии в Таиланд
    • Экскурсии в Турцию
    • Экскурсии в Черногорию
    • Экскурсии в Чехию
    • Все экскурсии
  • Туры
    • Туры из Москвы
      • Туры из Москвы в Турцию
      • Туры из Москвы в Грецию
      • Туры из Москвы в Египет
      • Туры из Москвы в Европу
      • Туры из Москвы в Крым
      • Туры из Москвы в Сочи
      • Туры из Москвы в Тунис
      • Туры из Москвы в Черногорию
    • Туры из Санкт-Петербурга
      • Туры из Санкт-Петербурга в Грецию
      • Туры из Санкт-Петербурга в Европу
      • Туры из Санкт-Петербурга в Египет
      • Туры из Санкт-Петербурга в Крым
      • Туры из Санкт-Петербурга в Сочи
      • Туры из Санкт-Петербурга в Тунис
      • Туры из Санкт-Петербурга в Турцию
      • Туры из Санкт-Петербурга в Черногорию
    • Туры из Краснодара
      • Туры из Краснодара в Турцию
      • Туры из Краснодара в Грецию
      • Туры из Краснодара в Европу
      • Туры из Краснодара в Египет
      • Туры из Краснодара в Крым
      • Туры из Кр

Как правильно пишется слово КОСТЁР ГОРЕЛ

КОСТЁР1, костра́, м. 1. Горящая куча дров, хвороста, сучьев и т. п. Зажечь костер. Разложить костер.

КОСТЁР2, костра́, м. Общее название некоторых сорных и кормовых злаков. Безостый костер.

Все значения слова «костёр»

ГОРЕ́ЛЫЙ, -ая, -ое. 1. Обожженный, сильно попорченный огнем или жаром. Горелая корка. Горелый хлеб. Горелый лес. | в знач. сущ. горе́лое, -ого,

Все значения слова «горелый»

ГОРЕ́ТЬ, -рю́, -ри́шь; несов. 1. (сов. сгореть). Поддаваться действию огня, уничтожаться огнем.

Все значения слова «гореть»
  • Жаркие костры горели по ночам, и чем холоднее становилось, чем сильнее поливали землю осенние дожди, тем выше было пламя этих зловещих, рыжих, с чёрным дымом костров.

  • Костёр горел во тьме, полыхая отсветом на спящих людях, похрапывающих, чмокающих, покряхтывающих, вздыхающих.

  • Потом жар накатывал, я догола раздевался, будто в костре горел.

(все предложения)

Как развести костер в походе, который будет гореть несколько часов

Отправившись в поход, многие соотечественники всерьез задумываются о том, чтобы развести огонь. Костер может быть очень полезен во время вылазки на природу уже хотя бы потому, что он позволяет готовить еду. Существует много способов организации костра на месте. Выбор методики определяется целями разведения огня, а также нали. чием определенных инструментов.

Важно: перед тем, как разводить огонь на природе следует убедиться, что МЧС не ввело ограничение на разведение костров. Кроме того, следует принять весь комплекс необходимых мер пожарной безопасности.

1. Надежный огонь


Самый безопасный способ. /Фото: youtube.com. Лучше всего разводить костер на специально металлической чаше. Это просто и вместе с тем безопасно. Просто сложите сухие поленья «домиком», водрузив сверху бумагу, веточки, бересту для розжига. Главное достоинство такого костра в том, что он будет постепенно гореть сверху вниз, постоянно получая приток кислорода.

2. Огненная свеча или шведский факел


Отличный метод. /Фото: youtube.com. Данный способ идеально подходит для тех ситуаций, когда в распоряжении туриста находятся не самые сухие поленья. Просто составьте несколько рядом не вплотную и запихните в имеющиеся щели между деревяшки что-то для розжига. Поленья при этом должны быть одинаковой длины и толщины.

3. Шведский факел при помощи пилы


Тоже самое при помощи пилы. /Фото: youtube.com. Если под рукой есть пила, то можно сделать шведский факел из цельного ствола. Отрезаем пилой небольшой кусок, после чего делаем прорези на ¾ длины заготовки так, чтобы она делилась на 4, 6 или 8 частей. Между ними образуется отверстие, в которое для розжига можно плеснуть чего-нибудь хорошо горящего. Главным достоинством такого костра является то, что на «факел» можно поставить кастрюлю, чайник или котелок.

4. Два бревна на всю ночь


Самый долгий костер. /Фото: youtube.com. Костер, который точно будет горечь всю ночь, делается из двух стволов дерева, в которых предварительно необходимо сделать прорези. После этого два бревна складываются, а между ними помещается материал для растопки.

5. Шведский факел-скрутка


Свеча из скрутки. /Фото: youtube.com. Для реализации данного способа понадобится топорик. С его помощью надо подготовить много сухих одинаковых поленьев не большого диаметра. Заготовки укладываются в произвольном порядке и выравниваются по торцам. Для того, чтобы конструкция не развалилась ее следует охватить ближе к концу зелеными ивовыми прутьями. «Факел» следует устанавливать на материал для розжига.

6. Ракетная печь


Свеча с поддувалом. /Фото: youtube.com. Способ подготовки ракетной печи при помощи пыли напоминает подготовку финского факела, с той лишь зеницей, что необходимо вырезать только одну дольку и проделать в ней отверстие, которое станет поддувом. На самом деле, куда проще изготовить ракетную печь при помощи парочки сверл и дрели.

7. Костер на всю ночь из трех бревен


Такой точно на всю ночь. /Фото: youtube.com. Общая концепция точно такая же, как и у финской свечи. Разница только в том, что костер будет не стоять, а лежать. Перед «заправкой» материалом для розжига следует сделать на каждом бревне при помощи пилы насечки, для того, чтобы конструкция лучше горела.

Видео

</div>
источник

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь им со своими друзьями!

Мой мир

Facebook

Вконтакте

Twitter

Одноклассники

Цитаты из русской классики со словосочетанием ГОРИТ КОСТЁР

Неточные совпадения

Был белый утренний час; в огромном лесу стоял тонкий пар, полный странных видений. Неизвестный охотник, только что покинувший свой костер, двигался вдоль реки; сквозь деревья сиял просвет ее воздушных пустот, но прилежный охотник не подходил к ним, рассматривая свежий след медведя, направляющийся к горам. Олентьев и Марченко не беспокоились о нас. Они думали, что около озера Ханка мы нашли жилье и остались там ночевать. Я переобулся, напился чаю, лег у костра и крепко заснул. Мне грезилось, что я опять попал в болото и кругом бушует снежная буря. Я вскрикнул и сбросил с себя одеяло. Был вечер. На небе горели яркие звезды; длинной полосой протянулся Млечный Путь. Поднявшийся ночью ветер раздувал пламя
костра
и разносил искры по полю. По другую сторону огня спал Дерсу. Окончив ужин, все расположились вокруг костра; перед ними, торопливо поедая дерево, горел огонь, сзади нависла тьма, окутав лес и небо. Больной, широко открыв глаза, смотрел в огонь, непрерывно кашлял, весь дрожал – казалось, что остатки жизни нетерпеливо рвутся из его груди, стремясь покинуть тело, источенное недугом. Отблески пламени дрожали на его лице, не оживляя мертвой кожи. Только глаза больного горели угасающим огнем. Я велел подбросить дров в костер и согреть чай, а сам принялся его расспрашивать, где он был и что делал за эти 3 года. Дерсу мне рассказал, что, расставшись со мной около озера Ханка, он пробрался на реку Ното, где ловил соболей всю зиму, весной перешел в верховья Улахе, где охотился за пантами, а летом отправился на Фудзин, к горам Сяень-Лаза. Пришедшие сюда из поста Ольги китайцы сообщили ему, что наш отряд направляется к северу по побережью моря. Тогда он пошел на Тадушу. Мы думали, что к утру дождь прекратится, но ошиблись. С рассветом он пошел еще сильнее. Чтобы вода не залила огонь, пришлось подкладывать в
костры
побольше дров. Дрова горели плохо и сильно дымили. Люди забились в комарники и не показывались наружу. Время тянулось томительно долго. Ложась спать, Василий уныло ругал свою службу, не позволяющую ему отлучиться на берег, а засыпая, он часто вскакивал, – сквозь дрему ему слышалось, что где-то далеко плещут весла. Тогда он прикладывал руку козырьком к своим глазам и смотрел в темное, мутное море. На берегу, на промысле, горели два костра, а в море никого не было. Сзади, точно исполинский костер, горел лесной склад. Пламя нашего костра освещает его со стороны, обращенной к горе, оно вздрагивает, и по старому камню, изрезанному частой сетью глубоких трещин, бегают тени. Я встал и поспешно направился к биваку. Костер на таборе горел ярким пламенем, освещая красным светом скалу Ван-Син-лаза. Около огня двигались люди; я узнал Дерсу – он поправлял дрова. Искры, точно фейерверк, вздымались кверху, рассыпались дождем и медленно гасли в воздухе. Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный
костер
ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев. Греясь у костра, мы пили чай. Вдруг Чжан Бао что-то закричал. Я обернулся и увидел мираж. В воздухе, немного выше поверхности воды, виднелся пароход, две парусные шхуны, а за ними горы, потом появилась постройка, совершенно не похожая ни на русский дом, ни на китайскую фанзу. Явление продолжалось несколько минут, затем оно начало блекнуть и мало-помалу рассеялось в воздухе. – Ну, зато, Олеша, на привале, на отдыхе, летним вечером в Жигулях, где-нибудь, под зеленой горой, поразложим, бывалоче, костры – кашицу варить, да как заведет горевой бурлак сердечную песню, да как вступится, грянет вся артель, – аж мороз по коже дернет, и будто Волга вся быстрей пойдет, – так бы, чай, конем и встала на дыбы, до самых облаков! Только вечером; когда под шиханом
горели
громадные костры и вся публика образовала около них живописные группы, он заметил на верху скалы неподвижную тонкую фигуру. На левом плане горят чудовищные костры, выше них – горы, из-за гор поднимается высоко к небу багровое зарево от дальних пожаров; похоже, как будто горит весь Сахалин. Вечером у всех было много свободного времени. Мы сидели у костра, пили чай и разговаривали между собой. Сухие дрова горели ярким пламенем. Камыши качались и шумели, и от этого шума ветер казался сильнее, чем он был на самом деле. На небе лежала мгла, и сквозь нее чуть-чуть виднелись только крупные звезды. С озера до нас доносился шум прибоя. К утру небо покрылось слоистыми облаками. Теперь ветер дул с северо-запада. Погода немного ухудшилась, но не настолько, чтобы помешать нашей экскурсии. Костер горел ярко, и безлицые тени дрожали вокруг него, изумленно наблюдая веселую игру огня. Савелий сел на пень и протянул к огню прозрачные, сухие руки. Рыбин кивнул в его сторону и сказал Софье... Долго сидели мы у костра и слушали рев зверей. Изюбры не давали нам спать всю ночь. Сквозь дремоту я слышал их крики и то и дело просыпался. У костра сидели казаки и ругались. Искры, точно фейерверк, вздымались кверху, кружились и одна за другой гасли в темноте. Наконец стало светать. Изюбриный рев понемногу стих. Только одинокие ярые самцы долго еще не могли успокоиться. Они слонялись по теневым склонам гор и ревели, но им уже никто не отвечал. Но вот взошло солнце, и тайга снова погрузилась в безмолвие. Прямо против батареи, на горизонте противоположного бугра, виднелась деревня Шенграбен; левее и правее можно было различить в трех местах, среди дыма их костров, массы французских войск, которых, очевидно, бо́льшая часть находилась в самой деревне и за горою. Как это водится на всех пикниках, теряясь в массе салфеток, свертков, ненужных, ползающих от ветра сальных бумаг, не знали, где чей стакан и где чей хлеб, проливали вино на ковер и себе на колени, рассыпали соль, и кругом было темно, и костер горел уже не так ярко, и каждому было лень встать и подложить хворосту. На другой же день добрые поселяне пускали в лес скот, объедавший дочиста молодняк, драли лыко с нежных, неокрепших деревьев, валили для какого-нибудь забора или оконницы строевые ели, просверливали стволы берез для вытяжки весеннего сока на квас, курили в сухостойном лесу и бросали спички на серый высохший мох, вспыхивающий, как порох, оставляли непогашенными костры, а мальчишки-пастушонки, те бессмысленно поджигали у сосен дупла и трещины, переполненные смолою, поджигали только для того, чтобы посмотреть, каким веселым, бурливым пламенем горит янтарная смола. Дрова в костре горели ярко. Черные тучи и красные блики двигались по земле, сменяя друг друга; они то удалялись от костра, то приближались к нему вплотную и прыгали по кустам и снежным сугробам. Солнце стояло в зените, посреди села, точно огромный костёр, ярко горела красная церковь; от пяти её глав во все стороны, как иглы ежа, раскинулись, ослепляя, белые лучи, золочёный крест колокольни таял в синем небе, потеряв свои очертания. Сумрачная ночь близилась к концу. Воздух начал синеть. Уже можно было разглядеть серое небо, туман в горах, сонные деревья и потемневшую от росы тропинку. Свет костра потускнел; красные уголья стали блекнуть. В природе чувствовалось какое-то напряжение; туман подымался все выше и выше, и наконец пошел чистый и мелкий дождь. Наконец узкая и скалистая часть долины была пройдена. Горы как будто стали отходить в стороны. Я обрадовался, полагая, что море недалеко, но Дерсу указал на какую-то птицу, которая, по его словам, живет только в глухих лесах, вдали от моря. В справедливости его доводов я сейчас же убедился. Опять пошли броды, и чем дальше, тем глубже. Раза два мы разжигали костры, главным образом для того, чтобы погреться. Охваченные густою тьмой со всех сторон, люди на фоне леса казались маленькими, как дети, они как бы тоже горели, облитые пламенем костра, взмахивали руками и пели свою песню громко, сильно. Деревянный город, в котором, при жителях-владельцах домов и при полиции, бывали летом почти каждый день пожары, не может не сгореть, когда в нем нет жителей, а живут войска, курящие трубки, раскладывающие костры на Сенатской площади из сенатских стульев и варящие себе есть два раза в день. Палачи, вооруженные клещами и бритвами, еще до места казни сдирали и рвали с них кожу и потом, уже изуродованных, бросали в огонь; зрители, не дождавшись, чтобы они сгорели, вырывали ужасные остатки из костра и влачили по улицам человеческие лоскутья, кровавые и почерневшие, ругаясь над ними. Костер стал гореть не очень ярко; тогда пожарные, входя во дворы, приносили оттуда поленья дров, подкладывали их в огонь, – на минуту дым становился гуще, а затем огонь яростно взрывал его, и отблески пламени заставляли дома дрожать, ежиться. Когда Дерсу закончил свою работу, было уже темно. Подложив в костер сырых дров, чтобы они горели до утра, мы тихонько пошли на бивак. К утру я немного прозяб. Проснувшись, я увидел, что костер прогорел. Небо еще было серое; кое-где в горах лежал туман. Я разбудил казака. Мы пошли разыскивать свой бивак. Тропа, на которой мы ночевали, пошла куда-то в сторону, и потому пришлось ее бросить. За речкой мы нашли другую тропу. Она привела нас к табору. Точно сговорившись, мы сделали в воздух два выстрела, затем бросились к огню и стали бросать в него водоросли. От костра поднялся белый дым. «Грозный» издал несколько пронзительных свистков и повернул в нашу сторону. Нас заметили… Сразу точно гора свалилась с плеч. Мы оба повеселели. «Усы легли на плечи и смешались с кудрями, очи, как ясные звезды, горят, а улыбка – целое солнце, ей-богу! Точно его ковали из одного куска железа вместе с конем. Стоит весь, как в крови, в огне костра и сверкает зубами, смеясь! Будь я проклят, коли я его не любил уже, как себя, раньше, чем он мне слово сказал или просто заметил, что и я тоже живу на белом свете! Девушка улыбнулась. Перед ней, в огне солнца, такие же, как четверть часа назад, сверкали алмазы, и не были они ни темней, ни хуже. Их прошлое сгорело в костре собственного их блеска. Теперь Егорушка все принимал за чистую монету и верил каждому слову, впоследствии же ему казалось странным, что человек, изъездивший на своем веку всю Россию, видевший и знавший многое, человек, у которого сгорели жена и дети, обесценивал свою богатую жизнь до того, что всякий раз, сидя у костра, или молчал, или же говорил о том, чего не было. На биваке костер горел ярким пламенем. Дерсу сидел у огня и, заслонив рукой лицо от жара, поправлял дрова, собирая уголья в одно место; старик Китенбу гладил свою собаку. Альпа сидела рядом со мной и, видимо, дрожала от холода. Когда в девятом часу бросали якорь, на берегу в пяти местах большими кострами горела сахалинская тайга. В то время когда мы сидели у костра и пили чай, из-за горы вдруг показался орлан белохвостый. Описав большой круг, он ловко, с налета, уселся на сухоствольной лиственнице и стал оглядываться. Захаров выстрелил в него и промахнулся. Испуганная птица торопливо снялась с места и полетела к лесу. Костёр горел весело, и его огонь казался большим пылающим букетом красных и жёлтых цветов. Жидовин, батюшки, как клялся, что денег у него нет, что его бог без всего послал, с одной мудростью, ну, однако, они ему не поверили, а сгребли уголья, где костер горел, разостлали на горячую золу коневью шкуру, положили на нее и стали потряхивать. Уж стал месяц бледнеть, роса пала, близко к свету, а Жилин до края леса не дошел. «Ну, – думает, – еще тридцать шагов пройду, сверну в лес и сяду». Прошел тридцать шагов, видит – лес кончается. Вышел на край – совсем светло, как на ладонке перед ним степь и крепость, и налево, близехонько под горой, огни горят, тухнут, дым стелется и люди у костров. Нашли приют под большим камнем, оторванным от родной горы; кусты на нём раскинулись, свешиваясь вниз тёмным пологом, и легли мы в тёплой их тени. Костёр зажгли, чай кипятим. Красные пятна от костра вместе с тенями ходили по земле около темных человеческих фигур, дрожали на горе, на деревьях, на мосту, на сушильне; на другой стороне обрывистый, изрытый бережок весь был освещен, мигал и отражался в речке, и быстро бегущая бурливая вода рвала на части его отражение. Пока длилась отчаянная борьба, при звуках святой песни гугенотов и святой «Марсельезы», пока костры горели и кровь лилась, этого неравенства не замечали; но наконец тяжелое здание феодальной монархии рухнулось, долго ломали стены, отбивали замки… еще удар – еще пролом сделан, храбрые вперед, вороты отперты – и толпа хлынула, только не та, которую ждали. Он поглядел на часы. Было еще только 4 часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать всё-таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу, и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции. Никто не спал. Ночью развели огромный костер на верху горы, и все ходили по берегу с огнями, точно на пасху. Но никто не смеялся, не пел, и опустели все кофейни.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *